Login

Дом Паразит

About Project

Подкатегория: интерьеры и архитектура частных домов

Проектирование: 2010 год
Строительство: 2010-2011 год
Общая площадь надстроек – 447 м²
Площадь детской игровой – 250 м²
Площадь гостевой зоны – 197 м²

До того, как мы были приглашены летом 2010 для проектирования новых
построек, территория дома уже несколько раз претерпевала изменения и
дополнения, не предусмотренные исходным проектом – появились летняя кухня с площадкой под тентом, гостевой дом. Нам было ясно, что развивать дальше исходную архитектурную стилистику – это значит полностью утерять хоть какую-то согласованность построек на участке и перегрузить его массами зданий, к тому же, это стало бы продолжением архитектурной идеи, которая нам совершенно не близка.
Мы решили, что нечто совершенно иное, контрастное всему, что стоит
вокруг, и не только на данном участке, но и вокруг, насколько хватало
взгляда, позволит данному дому получить новый статус, новое качество,
новый масштаб. Мы решили сделать прививку, вживить «чужую плоть»,
создать нарост, сопротивляющийся всем своим организмом окружающей
его архитектурной действительности, совершенно «серой» индивидуально, и вместе с тем, создающей ужасный, пестрый и вычурный подмосковный ландшафт из заборов и поселков, которые за редким исключением производят впечатление унылое и жуткое, несмотря на громадные средства, затраченные на этот «русский шанхай».
Утилитарная задача была довольно проста. Состав семьи нашего клиента
увеличился, и ей не хватало площадей определенного типа и функции. Нам предстояло увеличить основной дом, присоединив к нему место для отдыха и детскую игровую зону. Площади надо было искать вовне, не вмешиваясь в планировку дома, внутри которого ничего трогать было нельзя.
Место для отдыха и приема гостей логично было найдено на существующей террасе, которая располагалась над бассейном. С детской игровой все было сложнее, поскольку свободных площадей ни внутри, ни примыкающих к дому не оказалось, было принято решение реконструировать гостевой дом, расположенный к северо-западу от главного, надстроив его еще одним этажом и соединив с основным домом теплым переходом.
К окончательному архитектурному решению мы двигались с разных сторон, совмещая или отбрасывая положительные и отрицательные функциональные необходимости и возможности, технические сложности реконструкции, бюджет, сроки (у нас был 1 год от первого эскиза до окончания строительства, опоздали на 1,5 месяца, ничтожные, с учетом всех сложностей, вытекающих из условий зимнего строительства) и, конечно, архитектура как наш взгляд на ситуацию в данный момент времени.
Существующий дом получил статус «настоящего», «взрослая» зона
отдыха – «настоящего, переходящего в прошлое», а детская игровая зона
– «настоящего, переходящего в будущее». Прошлое связано с настоящим
созерцанием окружающего мира, оно прозрачно, поскольку оно уже
• свершилось и стремится к отсутствию, к «0» или к концу, растворению,
размыванию или потере формы. Поэтому эта часть была задумана как
стеклянный объем, сливающийся с окружающей средой.
Блок разделен на два стеклянных параллелепипеда с наклонными стенами, смещенными относительно оси симметрии существующего дома. Оставаясь достаточно статичными в целом, они отвечают детской легкими сдвигами и наклонами стен. В левом блоке расположена «женская» гостиная, в правом – «мужская». Женская половина имеет наклон в сторону мужской, которая более дерзко нависает над бассейном и отражает детский блок. Обе части соединены и разъединены козырьком, в верхней части которого находится забор свежего воздуха.
Детский блок сделан глухим с несколькими надрезами окон и световым
фонарем в крыше для проникновения внешнего мира. Он «пока» не
имеет определенной формы и связан с основным домом некой «пуповиной» – переходом, который держится на одной точке опоры, он развивается и смотрит в «будущее», впуская теплое юго-западное солнце через длинные горизонтальные щели окон и фонаря. Фасадный материал – крашеный алюминий, выбран в первую очередь из функциональных соображений – снеговые мешки, проблемы водоотведения и другие, особенности русского климата, но был снабжен динамичным рисунком, который с близкого расстояния «разрушает» или «размывает» плоскость.
Мы старались получить максимально динамичную направленную, но
незавершенную форму, как если бы ее «делал» ребенок. Внутри это
графитный бело-серо-черный сундук-чердак, который меняется в зависимости от времен суток и положения солнца. Внутренние плоскости и объемы находятся в движении, не найдя еще окончательного положения, и служат белыми листами для двигающихся теней от людей, деревьев, светильников и самих себя.
Эта игра в «полное» и «пустое» – и есть основная архитектурная затея
дома. Открытое и закрытое, прошлое и будущее, связи и разрывы интересовали нас в этом проекте. Оба дома сложно вживлены в существующий комплекс (мы благодарны всем проектировщикам и партнерам, которые сопровождали нас) каждый шаг таил в себе неизвестность и необходимость в принятии гибких решений.
Последний росчерк мы сделали на крыше стеклянной пристройки. Это
«тату», сделанное в виде черно-белого лабиринта, которое хозяин дома
видит каждый день, выходя на балкон своей спальни, навсегда поменяло
картину данного места хотя бы для одного человека, сообщая, что прививка состоялась и вопрос только в том, что это изменит в будущем.

Nominations

About Project

Подкатегория: интерьеры и архитектура частных домов

Проектирование: 2010 год
Строительство: 2010-2011 год
Общая площадь надстроек – 447 м²
Площадь детской игровой – 250 м²
Площадь гостевой зоны – 197 м²

До того, как мы были приглашены летом 2010 для проектирования новых
построек, территория дома уже несколько раз претерпевала изменения и
дополнения, не предусмотренные исходным проектом – появились летняя кухня с площадкой под тентом, гостевой дом. Нам было ясно, что развивать дальше исходную архитектурную стилистику – это значит полностью утерять хоть какую-то согласованность построек на участке и перегрузить его массами зданий, к тому же, это стало бы продолжением архитектурной идеи, которая нам совершенно не близка.
Мы решили, что нечто совершенно иное, контрастное всему, что стоит
вокруг, и не только на данном участке, но и вокруг, насколько хватало
взгляда, позволит данному дому получить новый статус, новое качество,
новый масштаб. Мы решили сделать прививку, вживить «чужую плоть»,
создать нарост, сопротивляющийся всем своим организмом окружающей
его архитектурной действительности, совершенно «серой» индивидуально, и вместе с тем, создающей ужасный, пестрый и вычурный подмосковный ландшафт из заборов и поселков, которые за редким исключением производят впечатление унылое и жуткое, несмотря на громадные средства, затраченные на этот «русский шанхай».
Утилитарная задача была довольно проста. Состав семьи нашего клиента
увеличился, и ей не хватало площадей определенного типа и функции. Нам предстояло увеличить основной дом, присоединив к нему место для отдыха и детскую игровую зону. Площади надо было искать вовне, не вмешиваясь в планировку дома, внутри которого ничего трогать было нельзя.
Место для отдыха и приема гостей логично было найдено на существующей террасе, которая располагалась над бассейном. С детской игровой все было сложнее, поскольку свободных площадей ни внутри, ни примыкающих к дому не оказалось, было принято решение реконструировать гостевой дом, расположенный к северо-западу от главного, надстроив его еще одним этажом и соединив с основным домом теплым переходом.
К окончательному архитектурному решению мы двигались с разных сторон, совмещая или отбрасывая положительные и отрицательные функциональные необходимости и возможности, технические сложности реконструкции, бюджет, сроки (у нас был 1 год от первого эскиза до окончания строительства, опоздали на 1,5 месяца, ничтожные, с учетом всех сложностей, вытекающих из условий зимнего строительства) и, конечно, архитектура как наш взгляд на ситуацию в данный момент времени.
Существующий дом получил статус «настоящего», «взрослая» зона
отдыха – «настоящего, переходящего в прошлое», а детская игровая зона
– «настоящего, переходящего в будущее». Прошлое связано с настоящим
созерцанием окружающего мира, оно прозрачно, поскольку оно уже
• свершилось и стремится к отсутствию, к «0» или к концу, растворению,
размыванию или потере формы. Поэтому эта часть была задумана как
стеклянный объем, сливающийся с окружающей средой.
Блок разделен на два стеклянных параллелепипеда с наклонными стенами, смещенными относительно оси симметрии существующего дома. Оставаясь достаточно статичными в целом, они отвечают детской легкими сдвигами и наклонами стен. В левом блоке расположена «женская» гостиная, в правом – «мужская». Женская половина имеет наклон в сторону мужской, которая более дерзко нависает над бассейном и отражает детский блок. Обе части соединены и разъединены козырьком, в верхней части которого находится забор свежего воздуха.
Детский блок сделан глухим с несколькими надрезами окон и световым
фонарем в крыше для проникновения внешнего мира. Он «пока» не
имеет определенной формы и связан с основным домом некой «пуповиной» – переходом, который держится на одной точке опоры, он развивается и смотрит в «будущее», впуская теплое юго-западное солнце через длинные горизонтальные щели окон и фонаря. Фасадный материал – крашеный алюминий, выбран в первую очередь из функциональных соображений – снеговые мешки, проблемы водоотведения и другие, особенности русского климата, но был снабжен динамичным рисунком, который с близкого расстояния «разрушает» или «размывает» плоскость.
Мы старались получить максимально динамичную направленную, но
незавершенную форму, как если бы ее «делал» ребенок. Внутри это
графитный бело-серо-черный сундук-чердак, который меняется в зависимости от времен суток и положения солнца. Внутренние плоскости и объемы находятся в движении, не найдя еще окончательного положения, и служат белыми листами для двигающихся теней от людей, деревьев, светильников и самих себя.
Эта игра в «полное» и «пустое» – и есть основная архитектурная затея
дома. Открытое и закрытое, прошлое и будущее, связи и разрывы интересовали нас в этом проекте. Оба дома сложно вживлены в существующий комплекс (мы благодарны всем проектировщикам и партнерам, которые сопровождали нас) каждый шаг таил в себе неизвестность и необходимость в принятии гибких решений.
Последний росчерк мы сделали на крыше стеклянной пристройки. Это
«тату», сделанное в виде черно-белого лабиринта, которое хозяин дома
видит каждый день, выходя на балкон своей спальни, навсегда поменяло
картину данного места хотя бы для одного человека, сообщая, что прививка состоялась и вопрос только в том, что это изменит в будущем.

Nominations

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20